Показать сообщение отдельно
Старый 16.07.2014, 07:45   #7
Марина Владимировна
Первопроходец
 
Аватар для Марина Владимировна
Инфа
 
Регистрация: 20.12.2008
Сообщений: 11,374
Сказал(а) спасибо: 253
Поблагодарили 186 раз(а) в 181 сообщениях

Город: Петербург
Автоклуб: Автокосмос
Авто: Huyndai Santa - Fe
ЧЕМ ЗАНИМАЛАСЬ И КАК СЕБЯ ВЕЛА ЦАРСКАЯ СЕМЬЯ В ИПАТЬЕВСКОМ ДОМЕ.
Юровский вспоминал: «Алексей и девицы были все время просто одеты, девицы постоянно что-нибудь чинили, штопали и т.д. И порою делали это в коридоре, точнее, в прихожей или приемной комнате, то одна, то другая из дочерей. / Надо думать, делали это неспроста, все это, вероятно, имело своим назначением расположить своей простотой людей охраны». Интересно замечание Юровского: при сколько-нибудь долгом пребывании с царской семьей «люди слабой настороженности могли быстро потерять бдительность». Так и в молитве к святым царевнам говорится: «Кротость и терпение ваша сердца злодеев умягчаше». Ольга держалась замкнуто, общалась больше с отцом и братом. А Татьяна, Мария и Анастасия были веселые и жизнерадостные.
Кабанов даже утверждал, что они «все время хохотали, пели народные песни, частушки, стремились разговаривать с охранниками» (144). Великие княжны тяготились праздностью как наказанием. Их выручил верный царский повар Иван Харитонов. Это была его инициатива – привлечь девушек к стряпне, чтобы занять их делом. Когда Государь попробовал впервые испеченный дочками хлеб, то записал в дневнике (18 июня по новому стилю): «Со вчерашнего Харитонов готовит нам еду, провизию приносят раз в два дня. Дочери учатся у него готовить и по вечерам месят муку, а по утрам пекут и хлеб! Недурно!».
Государь и Государыня много читали. Кто-нибудь из дочерей каждый день обязательно был с матерью, и обязательно читали «Духовное чтение на каждый день прот. Григория Дьяченко». В день перед казнью Государыня читала с Татьяной пророков Амоса и Авдия. В начале июля Государь читал Салтыкова-Щедрина. Александра Федоровна вязала, вышивала. В ее дневнике встречаются записи: «готовили лекарства» (указано, с кем из дочерей). Это означало: зашивали драгоценности в одежду. Убийцы потом их найдут и соберут.
Александр Стрекотин написал воспоминания, впервые опубликованные в книге «Исповедь цареубийц». Он пишет спокойно, благожелательно (Ю.А. Жук называет его текст правдивым) и о Юровском, и о Царской Семье, и о… расстреле, который совершенно оправдывает (чувствуется, что неформально). Верно, автор любовался своим изобразительным даром, когда писал: «На прогулку его (цесаревича – А.М.) всегда на руках выносил сам царь. Осторожно приподнимет его, прижмет к своей широкой груди, а тот крепко обхватит руками короткую толстую шею отца, опустив, как плети, тонкие, слабые ноги. Так царь вынесет его из дома, усадит в специальную коляску, потом катает по аллеям. Остановится, наберет камешков, сорвет для него цветов или веточек с деревьев – даст ему, а тот как ребенок кидает ими в кусты. В саду для них были гамаки, но ими пользовались только четыре царских дочери. <…> Бывало, лягут в гамаки, и скажет которая: «Раскачай меня», а если кто и осмеливался подойти, она непременно скажет: «Скучно нам»»
Марина Владимировна вне форума  
Ответить с цитированием